Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Эколайф

Климатическая доктрина, малонарушенные леса и жалобы лесозаготовителей

Кто прав и кто виноват?

Добровольная сертификация развивается в России, даже несмотря на уход международных систем и утрату части прежних драйверов, в первую очередь требования зарубежных клиентов из Европы и США. В то же время, как выяснилось, внутри страны все равно есть мощный запрос на подтверждение ответственного происхождения лесобумажных товаров и упаковки. Но это нравится не всем.

В частности, некоторые предприниматели жалуются, что «Лесной эталон» выдвигает «неправомерные» и «дискриминирующие» требования по сохранению малонарушенных лесов и «навязывает» эти требования ритейлу. С подобными претензиями один лесопромышленный холдинг даже обратился в органы государственной власти и управления. Отметим, что такие «обиженные» компании много лет были держателями сертификатов FSC и не считали требования сохранения малонарушенных лесов ни неправомерными, ни дискриминирующими, когда их выполнение касалось поставок лесоматериалов на европейский рынок. Очевидно, они восприняли уход FSC из России и введение санкций как своеобразное окно возможностей, для того чтобы изменить подход к устойчивости при использовании лесов и свести требования сохранения лесов к требованиям российского законодательства. Тем самым открыв возможности для рубок малонарушенных лесов, пока не защищенных законом, и даже, как им кажется, без «потери лица».

Получатся, отдельные представители бизнеса применяли дополнительные природоохранные меры только потому, что сертификат FSC открывал им доступ к богатым экспортным рынкам? Когда эти рынки закрылись, оказалось, что сохранять природные ценности (места обитания редких видов, МЛТ и т. д.) им совершенно неинтересно! То есть даже 25 лет работы на экологически чувствительных рынках не смогли изменить философию ряда российских лесопромышленников в преобразующемся мире. В их картине мира лес растет для того, чтобы его можно было срубить. Лучше побыстрее вырубить на своем участке весь лес и потом взять в аренду новый, а не сохранять зачем-то часть малонарушенных лесов на будущее, поддерживать биоразнообразие и активно выращивать лес на участке.

Заявляя, что малонарушенные леса не имеют особой экологической ценности, не признаны международными конвенциями (стороной которых Россия остается) или «не отражены в российском правовом поле», лесозаготовители намеренно вводят органы государственной власти и управления в заблуждение. Подобные жалобы особенно циничны в свете утверждения 26 октября 2023 года Климатической доктрины Российской Федерации. Ведь именно малонарушенные леса служат основным природным хранилищем связанного углерода, и их лесопромышленное освоение приведет к такой эмиссии углекислого газа и метана в атмосферу, которая не может быть компенсирована даже в среднесрочной перспективе и даже самым быстрым ростом молодых лесов. И если на месте вырубок действительно растут «молодые леса», то у компаний, жалующихся на «несправедливость», вырубки все чаще зарастают березовым и осиновым мелколесьем, потому что за посадками елей и сосен эти компании не ухаживают, видимо, считая инвестиции в восстановление хозяйственно ценных пород пустой тратой денег.

Кроме того, при рубках малонарушенных лесов лесозаготовители, как правило, уничтожают редкие виды растений и животных, их места обитания.

Кстати, наказание за уничтожение редких видов в российском законодательстве недавно серьезно ужесточили.

Экономия на климатических решениях

Малонарушенные леса – уникальное конкурентное преимущество России в глобальной борьбе за предотвращение климатических изменений. Они содержат огромный объем биомассы и колоссальные запасы связанного углерода в виде органических остатков в почве. Прелесть старовозрастных малонарушенных лесов в том, что с их помощью можно предотвратить климатические изменения, ничего не делая, – просто оставить эти древние леса в покое, не нарушать их экосистемы и почвы рубками, строительством дорог. Пока у России есть такая природная зеленая инфраструктура, не нужно строить дорогостоящие установки, улавливающие углерод, не нужно радикально отказываться от ископаемого топлива – достаточно просто не трогать леса, в которые человек никогда прежде не заходил с промышленными рубками. Одно это (отсутствие активных действий!) уже будет большим вкладом в смягчение изменений климата.

Ценность МЛТ для климата и биоразнообразия

Напомним, что в российской и международной научной литературе (а оттуда и в стандартах FSC и системы «Лесной эталон») малонарушенными лесными территориями (МЛТ) называют большие природные территории площадью 50 тыс. га и более, не фрагментированные инфраструктурой, незаселенные, без следов интенсивной хозяйственной деятельности (рубок, добычи полезных ископаемых и т. д.) в течение последних десятилетий, хотя с допустимым присутствием так называемых фоновых нарушений (следов старых выборочных рубок давностью больше 100 лет, сенокошения, сбора грибов, ягод и т. д.). Центр по проблемам экологии и продуктивности лесов РАН использует близкое по смыслу понятие: «естественные лесные экосистемы – леса дикой природы».

Представить себе такие леса просто, например, хорошей иллюстрацией может служить известная всем картина И. Шишкина «Утро в сосновом лесу». На ней можно видеть много элементов малонарушенных лесов, которые имеют ключевую ценность для сохранения биоразнообразия и климатического равновесия. Это и старые деревья с дуплами, дающие приют птицам, зверям и насекомым и даже после гибели еще много лет являющиеся хранилищами углерода, предотвращающими его эмиссию в атмосферу, и влажные болотистые почвы, которые тоже аккумулируют углерод, и символ российских лесов и всего уникального биоразнообразия нашей страны – медведи. Именно на участках старовозрастных лесов, где есть большие вываленные деревья и куда редко заходят люди, медведицы часто устраивают берлоги для рождения потомства.

Что говорит наука

Российские физики Виктор Горшков и Анастасия Макарьева считают главной ценностью МЛТ функцию биотического насоса: в силу особых физических свойств эти леса буквально вытягивают влагу из воздушных потоков над океанами вглубь материков, за счет чего дожди становятся интенсивнее и засухи случаются реже.

Роль МЛТ для биоразнообразия заключается прежде всего в сохранении в них эталонного, не нарушенного хозяйственной деятельностью человека биоразнообразия и естественного течения всех биологических, в том числе эволюционных, процессов. Эти леса обычно самостоятельно успешно возобновляются и после масштабных природных катастроф – лесных пожаров, ветровалов, вспышек численности насекомых и дереворазрушающих грибов. Недаром лесозаготовительные компании всеми правдами и неправдами рвутся осваивать их ресурсы – привлекательные для бизнеса запасы древесины сосны и ели остались, можно считать, только в них.

Эти леса были всегда и всегда будут. Если, конечно, человек не вторгнется в них с рубками и не изменит экосистемы, сделав их дальнейшее существование зависимым от хозяйственной деятельности.

В резолюции круглого стола, посвященного роли лесов в сохранении водных ресурсов и борьбе с опустыниванием и прошедшего в Государственной думе РФ 13 марта 2023 года, РАН поручено составить карту естественных, малонарушенных хозяйственной деятельностью лесных экосистем – лесов дикой природы и разработать меры для их охраны.

Законодательная база России

Нет оснований считать, что малонарушенные леса не признаны российским законодательством и органами государственной власти и управления.

Например, в статье «Основные принципы охраны окружающей среды» федерального закона «Об охране окружающей среды» (от 10.01.2002 №7-ФЗ, ред. от 04.08.2023, с изм. и доп. вступ. в силу с 01.10.2023) подчеркивается «приоритет сохранения естественных экологических систем, природных ландшафтов и природных комплексов». Малонарушенные естественные лесные экосистемы в Российской Федерации, там, где они еще сохранились, формируют основу каркаса экологической сети охраняемых участков, являясь основным ресурсом для развития системы особо охраняемых природных территорий, защитных лесов и особо защитных участков леса.

В Стратегии и Плане действий по сохранения биологического разнообразия Российской Федерации 2014 года (разработаны в рамках Конвенции по сохранению биоразнообразия, стороной которой является Россия, утверждены Минприроды РФ) сказано: «Крупные территории дикой природы не только являются эталонами дикой природы, но и выполняют важнейшие экосистемные функции глобального и регионального уровней, например регулирование климата. В лесной зоне наиболее полно исследованы малонарушенные лесные территории (далее – МЛТ)». В связи с этим в документе указана следующая ключевая национальная задача: «К 2020 году темпы утраты всех естественных мест обитания, включая леса, как минимум сокращены наполовину и там, где это необходимо, прекращены, а деградация и фрагментация существенно снижены». В качестве ее индикатора определена «площадь малонарушенных лесных территорий».

В 2016 году Международный союз охраны природы (IUCN), членом которого является Россия (Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации) принял резолюцию WCC-2016-Res-045-EN, касающуюся сохранения первичных лесов и малонарушенных лесных территорий. В этой резолюции IUCN признает ценность МЛТ и призывает государства способствовать их сохранению.

В п. 18 Основ государственной политики в области использования, охраны, защиты и воспроизводства лесов в Российской Федерации на период до 2030 года (утв. распоряжением Правительства РФ от 26 сентября 2013 года №1724-р) говорится: «При решении задачи сохранения экологического потенциала лесов предусматривается: а) сохранение генетического, видового, экосистемного и ландшафтного разнообразия лесов, а также предотвращение фрагментации лесов (в первую очередь лесов, имеющих высокую экологическую ценность); б) формирование национального лесного наследия Российской Федерации, то есть фонда лесов, не подлежащих хозяйственному освоению».

В Лесоустроительной инструкции (утв. приказом Минприроды России от 5 августа 2022 года №510), указано следующее:

«г) к заповедным лесным участкам относятся сформировавшиеся естественным путем в течение длительного периода малонарушенные участки лесов, используемые в рамках программ долгосрочных научных исследований, в том числе заповедные лесные участки, выделенные до 1 января 2007 г.».

Значительная часть заповедников и национальных парков, в том числе объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО, создавалась именно для сохранения малонарушенных лесов, среди них «Девственные леса Коми», Двинско-Пинежский природный заказник, нацпарк «Онежское поморье» и др. К сожалению, из-за недостатка финансирования для содержания дирекций ООПТ в пределах объектов заповедной системы сохраняется только около 15% площади малонарушенных лесов России. Ученые подсчитали, что к 2021 году темпы сокращения площади малонарушенных лесов в год в России выросли с 1,5 млн до почти 4 млн га, при сохранении такого темпа многие малонарушенные леса страны исчезнут в ближайшие 50 лет. И это, конечно, крайне негативно скажется на климате планеты и биоразнообразии. Но для сохранения большинства малонарушенных лесов не нужны никакие дирекции и никакие затраты! Необходимо просто как можно меньше вторгаться в эти экосистемы с рубками.

Инструмент для сохранения МЛТ

Стандарты системы «Лесной эталон» на текущий момент являются единственным (кроме создания новых ООПТ) доступным механизмом, сдерживающим освоение малонарушенных лесов. В нормативных документах системы зафиксирован прямой запрет освоения МЛТ после 1 января 2022 года, за исключением особых случаев.

Выбирая продукцию с маркировкой системы и выдвигая требования к поставщикам проходить сертификацию по системе, сохраняющей малонарушенные леса, ответственный ритейл и другие компании – потребители продукции из древесины, бумаги и картона – вносят свой практический вклад в сохранение самых ценных лесов России, малонарушенных лесов, а значит, в предотвращение климатических изменений и борьбу за сохранение биоразнообразия.

На полках магазинов и в цепочках поставок ответственных компаний, требующих от своих поставщиков сертификат «Лесного эталона», не появится древесина (или упаковка из древесных материалов) из самых ценных лесов России, МЛТ, мест обитания редких видов или проектируемых ООПТ. К сожалению, уже есть широко известный плохой пример – проектируемый заказник «Максимъярви» в Карелии пошел под топор.

Выбирая для своих поставщиков систему сертификации, которая защищала бы от рисков, ритейл и другие крупные потребители продукции из древесины и бумаги не хотят быть втянутыми в экологические злодеяния и социальные конфликты.

Эти усилия более системные и приводят к лучшему и более устойчивому результату, чем посадки деревьев (которые, еще неизвестно, вырастут ли без многолетнего профессионального ухода), практикуемые многими брендами, желающими компенсировать свой экологический след.

Сохранение малонарушенных лесов не только позволяет компаниям эффективно поддерживать биоразнообразие и бороться с климатическими изменениями, но и имеет очень большое практическое, прикладное, рыночное значение. Приверженность высоким природоохранным и социальным ценностям не на словах, а действиями даст лесопромышленным компаниям возможность вернуться на выгодные «зеленые» рынки сбыта, после того как геополитическая ситуация стабилизируется. Компаниям, вырубающим малонарушенные леса, вход в систему FSC будет закрыт. Лесозаготовители, искушающиеся возможностью решить проблемы с лесообеспечением здесь и сейчас, должны понимать последствия для своего будущего. Вырубленные малонарушенные леса невозможно восстановить. Как невозможно восстановить репутацию компании, которая их вырубила. 

Текст:
Николай Шматков, член Общественного совета Рослесхоза, директор
Юлия Бурнышева, директор по коммуникациям