Партнеры журнала:

Материалы

Максим Молчанов: «Во время карантина многие задумались о собственном деревянном доме»

Коронавирусный карантин стал испытанием для розничных продаж продукции из древесины, но вместе с тем и подтолкнул вверх рынок деревянных домов.

 Максим Молчанов

Руководитель направления «Клеевые системы» AkzoNobel по России и Казахстану, член правления Ассоциации деревянного домостроения Максим Молчанов рассказал о положении на рынке в период пандемии, развитии домостроительных норм и пусконаладке заводов онлайн.

– Каким рынок клеев и клееной древесины входит в осень?

– Если говорить о клееной древесине, у AkzoNobel три основных направления работы: строительные конструкции, напольные покрытия и мебель. Больше всего пострадали в этом году, конечно, мебельное и паркетное направления, – потому что долго были закрыты торговые центры, упала покупательная способность.

Индустрия строительных конструкций в этом году чувствует себя хорошо, и даже в разгар пандемии объемы производства упали не так значительно, как в секторе мебели и паркета. В большинстве регионов строительство все равно продолжалось, и рынок строительных конструкций поддерживался спросом, вызванным пандемией. Люди много времени провели в самоизоляции в своих квартирах, не могли выйти подышать воздухом, ощутить все блага загородной жизни, поэтому во время карантина и после него стали задумываться о покупке земли и строительстве собственного дома. Сейчас большинство наших клиентов – предприятий – производителей клееного бруса и домов из него получили заказы на три-четыре, а кто-то даже на пять месяцев вперед, здесь наблюдается позитивная динамика.

Правда, и этот высокий спрос на строительство собственного жилья компенсируется общим снижением покупательной способности. Эти два тренда, восходящий и нисходящий, уравновешивают друг друга, и роста в разы, конечно, нет.

– После отмены ограничений рынки мебели и паркета должны были хотя бы немного восстановиться – ведь покупатели вернулись в магазины?

– Отложенный спрос на паркет и мебель не компенсировал остановку их продаж и производства во время карантина. Был небольшой всплеск, но общая экономическая ситуация нивелировала его. Какого-то бешеного роста в этих сегментах не наблюдается.

Но в деревянном домостроении эффект отложенного спроса мы видим. Для многих стало жизненно необходимой целью обзавестись какой-то загородной недвижимостью, чтобы в случае карантинных ограничений не оставаться в городских бетонных клетках.

– Вы отметили, что у домостроителей заказы расписаны на 3–5 месяцев вперед. Получается, в этом году строительство может продолжиться даже в холодный сезон?

– Мы надеемся на это. Однако в деревянном домостроении, как всегда, есть и второй фактор, который часто идет вразрез со спросом: это сырье. Даже в августе у многих предприятий в ряде регионов был дефицит пиломатериалов нужного качества для производства домов. Посмотрим, что будет с сырьем осенью, когда начнется распутица и в лес будет сложно заехать. Это важный фактор, который может повлиять на объемы производства деревянных домов.

– Как развивается ситуация на европейском рынке клееных конструкций?

– Картина отличается в разных странах. Германия практически не просела в объемах к прошлому году, большинство предприятий работали без остановок и ограничений, и отрасль деревообработки чувствует себя очень хорошо. Австрия закрывала многие предприятия, но ненадолго. В таких странах, как Италия и Чехия, из-за пандемии существенно снизились объемы производства. Большинство рынков сейчас восстановились, и, хотя уже снова вводятся ограничения, по состоянию на август наши заказчики работали с Европой в полном объеме.

– Какие изменения отмечаются в маркетинге и продажах компании в связи с пандемией коронавируса?

– Наши тенденции такие же, как и у всех крупных компаний: акции, продвижение, события по большей части перешли в онлайн. Это касается и Ассоциации деревянного домостроения, и проектов AkzoNobel. Во время пандемии мы проводили онлайн-конференцию по применению клееной древесины в многоэтажном строительстве с привлечением австрийских специалистов. В ней дистанционно участвовало примерно 150 человек. Что делать – ситуация требует новых подходов…

– В конце года состоится долгожданный запуск CLT-завода Segezha Group, подобные заводы строятся. Как сложности отразились на этом секторе отрасли?

– Да, в России у нас в этом году ряд крупных проектов. Строятся, как минимум, два больших завода CLT. Конечно, планы запуска существенно сдвинулись из-за пандемии. Большая часть оборудования на этих ультрасовременных предприятиях импортного производства, и зарубежные наладчики не могли к нам приехать все это время. В некоторых случаях местные специалисты AkzoNobel работали вместо иностранных инженеров других компаний. Некоторые наши клиенты по ряду причин не могли сами запустить производство, и приходилось локальными техническими специалистами закрывать эту потребность, помогать клиентам в этой сложной ситуации.

Это показало большое преимущество локального представительства крупных иностранных компаний. Не все они имеют сейчас большой штат местных технических специалистов. У нас же опытная, проверенная команда локальных техников, во время пандемии она стала для нас палочкой-выручалочкой – без нее была бы просто катастрофа.

Даже сейчас приезд специалистов из Европы – серьезный вызов. Предприятия согласуют списки таких работников через Минпромторг и с силовыми ведомствами, наконец, после череды согласований, ограниченный список поступает на границу и въезд разрешают. Поэтому мы продолжаем развивать в России направление технической поддержки в режиме онлайн и заказали комплекты «умных» очков, чтобы наш сотрудник, работая дистанционно на предприятии, мог стать глазами и руками специалиста от поставщика оборудования.

– Год назад на организованной «ЛесПромИнформ» конференции, посвященной КДК, активно обсуждались законодательные ограничения, которые тормозят развитие строительства многоэтажных деревянных конструкций и индустрии CLT в России. Какие подвижки произошли за этот год?

– Если говорить о CLT, есть очень позитивные изменения. Можно упомянуть Segezha Group, которая смогла привлечь внимание Минпромторга и Минстроя, так что была утверждена большая программа НИОКР и разработка свода правил на 2020 год. В ЦНИИСК им. Кучеренко уже проводятся испытания CLT, готовится свод правил, который позволит в полной мере использовать преимущества этого строительного материала в России. Здесь большой положительный сдвиг.

В целом говоря о деревянном домостроении, в этом году был утвержден новый свод правил «Здания жилые многоквартирные с применением деревянных конструкций». Документ разрешает строить дома с применением деревянных конструкций высотой до 28 м. Это большой прорыв.

Еще один положительный аспект нового свода правил – впервые появился сортамент на клееный брус. Это разработка Ассоциации деревянного домостроения 2019 года, подготовленная с помощью ее членов – крупнейших производителей материала.

Дело в том, что в России рынок клееных деревянных конструкций довольно молодой. В Европе уже четко устоялись сечения КДК, там все очень просто. Архитектор и конструктор знают типовые сечения и с их учетом проектируют дом и нагрузку. Производители выпускают такие сечения на склад, а строители приходят на рынок или к производителям балок и за один день закупают материал и начинают строить. В России все до сих пор происходит по-другому: архитектор что-то нарисовал, конструктор наобум заложил сечения, о которых он слышал или знает, что какой-то завод их выпускает. Получив такой проект, строитель идет на завод, где ему говорят, что какие-то сечения есть в производственной программе, а некоторые можно изготовить за два-три два месяца, и будут они, например, на 50% дороже, потому что для них нужно купить специальный напил пиломатериала. Чтобы ускорить работу, проектировщику придется менять сечения. А строитель мечется между заводом – производителем бруса и проектировщиком. Все это приводит к удорожанию домов, увеличению сроков производства, и поэтому многие архитекторы и проектировщики не любят связываться с деревом: то, что они спроектируют, потом очень трудно будет реализовать.

Для преодоления части проблем в прошлом году родился сортамент. Он, может быть, не идеален, но теперь, по крайней мере, есть ориентир в виде этого приложения к своду правил. Теперь проектировщики и архитекторы могут посмотреть, какие есть распространенные сечения, и закладывать проекты с их использованием. Со временем, я думаю, это позволит нашим производителям клееного бруса выпускать многие позиции на склад и уйти от сезонности, обеспечив равномерную загрузку в течение года, как в Европе. Некоторые заводы там выпускают на склад по 70–100 тыс. м3 за зиму, пока спрос низкий, а летом распродают.

Ассоциация деревянного домостроения продолжает работу в этом направлении. В конце августа мы подали заявку в Минстрой на разработку еще трех сводов правил: для строительства домов из клееного бруса, каркасно-панельных (причем не только индивидуальных, но и многоквартирных) и по срубовым технологиям (оцилиндровка, сушеный брус и т. д.). Это крайне нужная вещь, потому что очень часто происходит дискредитация технологии. Заказчик ожидает одного уровня качества, предприятие выпускает другого, а в нормативном поле многих технологий вообще нет. В последние годы это даже породило много судебных разбирательств. Для единых ориентиров и ожиданий в деревянном домостроении как раз и нужны своды правил и нормы. Сейчас мы ждем решения Минстроя по финансированию разработки этих трех сводов правил в 2021 году.

К этой работе будут привлечены эксперты СПбГАСУ, ЦНИИСК им. Кучеренко и Ассоциации деревянного домостроения, то есть оба центра компетенции в нашей отрасли, питерский и московский, и производители – члены ассоциации. Если на программу выделят средства, должны получиться качественные документы.

– Другим ограничителем развития отрасли служат противопожарные правила. Есть ли прогресс в этом?

– По вопросу пожарной безопасности мы пока далеки от прорыва. Если в других законодательных вопросах работа уже на стадии подготовки определенных сводов правил, то есть мы на финишной прямой, то в этом еще потребуется очень много усилий. – Как вы оцениваете меры поддержки промышленности, в частности, компенсации экспортерам?

– В том сегменте, с которым мы работаем, многие компании подавали заявки, и кто-то получил средства, но есть две проблемы. Компенсация, например, транспортных затрат от производителя в России до покупателя в Европе – прекрасная идея, очень нужная, но денег на это выделяется очень мало. Они распределяются очень быстро, и многие наши клиенты уже не могут их получить: просто бюджет закончился.

Кроме того, система администрирования этих компенсаций очень сложная, требуются большие временные и человеческие затраты.

Так что идея хорошая, но можно улучшить ее, чтобы она распространилась на всю индустрию, и финансирования нужно значительно больше.

Вообще, если говорить о долгосрочном развитии рынка строительных деревянных конструкций и учитывать и мировой кризис, связанный с пандемией, и затруднения в российской экономике, то роль государства в развитии отрасли КДК, конечно, уже была большая, и теперь только возросла.

Например, не все предприятия могут себе позволить профинансировать проекты НИОКР, создание нормативов. У нас в Ассоциации деревянного домостроения есть проект создания пособий по проектированию из древесины. Оказывается, уже десятилетия нет учебников, по которым в университетах или после их окончания проектировщики могли бы научиться проектировать, а строители – строить из инженерной древесины! Мы уже подали заявку в Минпромторг на финансирование пособия по строительству и проектированию из инженерной древесины, ждем ответа, может быть, на следующий год что-то выделят. Раньше многие предприятия были готовы финансировать создание таких учебников, но сейчас они уже иначе смотрят на нецелевые вложения. Где-то появились свои затруднения, где-то стали тратить деньги на другие антикризисные направления, на ту же профилактику коронавируса. В этой ситуации роль и ответственность государства возрастают, и мы ждем, что поддержка отрасли увеличится.

– Расскажите о социальных проектах компании в этом году.

– Несмотря на непростую ситуацию в экономике, мы не прекращаем работать по социальным проектам.

Я имею в виду, в частности, поддержку проекта «Детские деревни – SOS»: обучающие семинары для детей работе маляров, дизайнеров, смежных специальностей, связанных, например, с покраской. Как говорится, можно дать человеку рыбу, а можно – удочку и научить рыбачить, чтобы он себя обеспечивал. И, как крупная компания, мы, конечно, и финансово участвуем в благотворительных мероприятиях, но считаем необходимым быть обучающей организацией, прививать детям навыки, которые позволят им в будущем развиваться и иметь стабильный доход.

Сейчас мы также участвуем в проекте социального предпринимательства на Урале, в Свердловской области. Местная предпринимательница строит общественный центр площадью 850 м2 в деревне и привлекает пенсионеров на работу в новые организованные там производства. В центр будут приезжать дефицитные специалисты, например, врачи и парикмахеры, будет создано общественное и образовательное пространство, откроется пекарня. На строительство этого центра мы выделили бесплатные клей и краску, а наш заказчик «Уралбрус» поставил клееный брус. Таким образом мы вместе с клиентами участвуем в благотворительной программе, направленной на развитие деревни и трудоустройство пенсионеров в ней.

– Ваши прогнозы на конец этого года и 2021 год?

– Безусловно, по итогам этого года наши объемы продаж снизятся в сравнении с уровнем 2019 года. На следующий год мы смотрим уже более оптимистично, я предвижу рост, по крайней мере, в нашем клеевом бизнесе. Ряд предприятий в этом году модернизированы, в том числе ориентированные на экспорт, построены заводы по выпуску CLT и строительных конструкций. Если не будет новых глобальных ограничений, связанных с пандемией, и второй волны, при нормальной рыночной ситуации, я думаю, мы и наши клиенты однозначно увеличим объемы продаж.

Текст Кирилл Баранов
Фото Максим Пирус