Партнеры журнала:

Персона

Первых много. Второй такой – один

7 февраля Л. Е. Михайлову исполнилось бы 79 лет

Михайловы в лесном деле − династия известная, почетная. Михайловы в любом деле − заинтересованные участники событий, а не равнодушные созерцатели. Будь то воскресник во дворе дома, или спектакль в театре.

Леонид Емельянович Михайлов родился в Москве, в 1926 году. Его родители − Емельян Федорович и Анастасия Васильевна работали в лесном Наркомате. Жена Ирина Николаевна была дочерью ветлужского лесничего, Вашолина. По стопам деда и отца пошли и дети Леонида Емельяновича. Они, как и его родная сестра Нинель Емельяновна, много лет проработали в лесном ведомстве.

Когда Давида Федоровича Ойстраха спрашивали, кто в мире первый музыкант, он отвечал: «Я − второй, а первых много». Справедливые, честные слова! Как часто, говоря о людях, формально завершающих какое-то дело, мы забываем о тех, кто реально претворял его в жизнь.

Современное производство, как известно, организуется по методикам, наставлениям, рекомендациям, инструкциям и другой, так называемой научно-технической нормативной документации. Они − основа технологических карт, по которым выпускают машины, строят дома, пекут хлеб…

До недавнего времени в лесном деле насчитывалось 167 научно-технических документов. Они касались всех видов лесных работ, начиная с того, как отводить лесные участки в рубку в различных регионах страны, сажать лес в любых климатических зонах, как лечить его от болезней… Утверждались и подписывались они министрами, но создавались учеными и практиками. Министры лишь завершали научный и инженерный труд по подготовке документации.

Что касается «лесных документов», по которым рубился, сажался, выращивался лес в стране, то по меньшей мере на ста документах должно было стоять имя Леонида Емельяновича Михайлова − бывшего директора Всесоюзного научно-исследовательского института лесного хозяйства и механизации (ВНИИЛМ), заместителя министра лесного хозяйства РСФСР и первого заместителя председателя Государственного комитета лесного хозяйства СССР.

«Это был человек, знающий лесное хозяйство. Он обладал не только замечательными профессиональными, но и человеческими качествами: был культурным, обходительным, благожелательным к людям, ненавязчивым, умел выслушать чужую точку зрению. Безболезненно решал любые проблемы, старался помочь всем, кто к нему обращался, в его приемной никто подолгу не задерживался. Был скромен, доверял людям, с которыми работал, и они отвечали ему добром», − вспоминает бывший министр лесного хозяйства РСФСР А. И. Зверев.

Был такой случай. Однажды Читинскую область захлестнул большой лесной пожар. На его тушении погибло 12 человек. Одного из парашютистов ветром занесло на сосну. На ней он и сгорел заживо. Брат этого человека тоже погиб на пожаре. Л. Е. Михайлов, работавший тогда первым заместителем председателя Гослесхоза СССР, и министр лесного хозяйства РСФСР А. И. Зверев выехали из Москвы на место трагедии. Они разделили горе с родителями этих ребят, приняли участие в похоронах, помогли материально…

Сделано в лесной отрасли в его бытность на руководящей работе немало: своевременно восстанавливались леса, хотя площади ежегодных рубок доходили до 2,5 млн га; под контролем были лесные пожары; овраги и пески закреплялись молодым лесом…

Кто-то из чиновников высшего ранга просто ставил свои подписи, а он на протяжении полувека проводил конкретные исследования по важнейшим проблемам отрасли, «стыковывал», «согласовывал», «утрясал» особые точки зрения, пожелания и требования ведомств и общественных организаций, заинтересованных в разработке этой документации. На кропотливую, нелегкую работу уходили годы, зато в самом отдаленном уголке страны лесничие могли с достаточной долей уверенности решать самые сложные производственные проблемы. Потому-то так легко и уверенно было с ним работать.

У него был прирожденный талант администратора. На мировых конгрессах и совещаниях Леонид Емельянович достойно представлял свою страну. Как и в науке, в практической работе никто не мог упрекнуть Л. Е. Михайлова в некомпетентности, безответственности, формализме, недобросовестности или хоть малой доли корысти.

Леонид Емельянович всю жизнь работал и учился одновременно. Сначала он закончил Муромцевский лесной техникум. Несколько лет отслужил в Дальневосточной экспедиции академии наук, работал на восстановлении яснополянских лесов при музее Л. Н. Толстого. Позже заочно выучился в Лесотехнической академии, затем − в аспирантуре ВНИИЛМ. Заместителем министра лесного хозяйства РСФСР Михайлов стал, пройдя все ступени министерских должностей. Он набирался знаний и опыта сам и учил других.

Л. Е. Михайлов − еще и ученый. Исследования Л. Е. Михайлова обстоятельны и надежны, особенно по выращиванию осины. Его изучение осины было для специалистов примером глубокого аналитического обзора вековой проблемы отрасли. За двадцать лет, которые Леониду Емельяновичу пришлось проработать в науке, он занимался многими вопросами лесного дела, и везде оставил свой добрый след.

У Леонида Емельяновича было много увлечений. Одно из них − охота. Это был страстный охотник. Уезжал в лес при малейшей возможности. Студенты Лесотехнического университета слушали его лекции по охотоведению с огромным интересом.

Безусловно, этот человек обладал чувством прекрасного. За подлинное произведение искусства мог отдать все свои деньги. Не случайно среди душевных друзей Л. Е. Михайлова было так много писателей, музыкантов, артистов…

Ушел из жизни Л. Е. Михайлов 27 декабря 2002 года. Он болел, в последнее время уже не мог ходить. Как рассказывает его сестра Нинель Емельяновна, этот человек − всегда здоровый, сильный и привлекательный − мучился и страдал от собственной беспомощности… Сегодня, когда Леонида Емельяновича уже нет на свете, все помнят и от души благодарят этого человека за участливость, человечность, доброжелательность и готовность прийти на помощь когда трудно.

Рэм БОБРОВ